Австрийское и Богемское украшение стекла в 19 веке

Три стакана для вина Богемия *
Ок. 1830- 1840 гг.

Австрийское и Богемское украшение стекла в 19 веке

Не замыкаясь исключительно на гранении своих изделий, центры стекольной промышленности в германских землях продолжали гравировальные традиции прошлого, внося в них различные изменения. Покалы с крышкой долгое время оставались немодными, и в пост-наполеоновском мире - опасаясь революционных сил правящие круги были замкнутыми и сверхконсервативными. Назрела потребность в сентиментальных, идеализированных "бидермейерских" добродетелях - любви к семейному очагу и сельской жизни. Более женственная мода на фарфоровую "кабинетную" посуду повлияла и на стекло. Возникли гравировальные мастерские, особенно в Северной Богемии. Граверы украшали небольшие бокалы и кубки местного производства сценами из мифологии, охоты и аллегориями, хотя и в гораздо более простой манере, чем их предшественники в 18 веке.

С восстановлением мира и спокойствия в Европе вновь стали повсеместно популярны путешествия; граверы предлагали посетителям многочисленных центральноевропейских курортов бокалы с местными видами, украшенные монограммами и датами.

Многие из них были повторяющимися и ничем не примечательными, однако некоторые работы, особенно Доминика Биймана (1800 - 1857), были совершенно особенными. Будучи жителем Праги, он в течение многих лет проводил летние месяцы во Франценбаде, гравируя на бокалах и пластинах портреты и сцены с исключительным мастерством. Многие из этих "курортных" изделий Биймана 1830-х и 1840-х годов украшены красной или янтарной краской или накладкой, через которую гравировалось изображение. Это отражало возрастающий интерес богемских мастеров к разноцветному стеклу.

В 1820-е годы разновидность черного или кирпично-красного стекла, называемого гиалит, была получена в стеклодувных мастерских при дворе графа Георга фон Букуой; это означало возобновление интереса к имитации текстуры камня в стекле. Фридрих Игерманн (1777-1864) в Блот-тендорфе экспериментировал с воздействием кислот на стекло, пытаясь получить вид мраморной поверхности. Другие центры в Богемии специализировались на раскрашенном пастельными красками и опалиновом стекле, возможно, под влиянием французских мастеров в 1830-е годы, производивших маленькие парфюмерные и большие сосуды нежных опалиновых цветов, часто вправлявшиеся в позолоченную бронзу в мастерских Пале-Рояля.

Богемцы также экспериментировали с внешними покрытиями. На бесцветную или зеленую основу они наплавляли слои цветного стекла, иногда доводя их количество до четырех-пяти. Затем сквозь них прорезались различные узоры; в зависимости от глубины надреза менялся цвет. Эта техника применялась при изготовлении пресс-папье во Франции в 1850-е годы, затем в форме "камейных" изделий вернулась в Англию и другие страны в 1880-е годы.

В то же время возникали студии художников, многие из которых ранее расписывали фарфор. Они в основном украшали бокалы прозрачными эмалями. Эту технику довел до совершенства Самюэль Мон (1762-1815) в Дрездене и его сын, Готтлоб Мон (1789-1825), который в 1811 году переехал в Вену. Эти кабинетные изделия с милыми топографическими пейзажами окрестностей Вены и берегов Рейна и с сентиментальными аллегориями Любви и Веры предназначались в основном для тех, кто приезжал на Венский конгресс 1815 года. Другим значительным представителем этого направления был Антон Котгассер (1769-1851).

В эпоху развития связей влияние цветного богемского стекла быстро распространилось на Германию. Францию и Великобританию до такой степени, что часто бывает трудно отличить изделия разных стран. Образованность и культурный уровень мастеров росли благодаря возникновению художественных школ, основанию музеев, изданию специальных книг по искусству и проведению выставок.

*Эти стаканы отражают стремление к поиску новых эффектов для украшения стеклянных изделий, часто заключавшееся в попытке имитации полудрагоценных камней и поиску непривычных цветов.